Нынешний московский кинофестиваль начинался с оптимистических мыслей — прогнозов его президента Никиты Михалкова, высказанных вслух. Никита Сергеевич заметил,что может и хорошо, что санкции против России отразились и на кинофестивале, это , возможно, подстегнет наших кинематографистов снимать отечественное кино, которое будет конкурировать с зарубежным. На этот раз, увы, ожидания и прогнозы не оправдались. Возможно из — за этого, что большинство российских фильмов снимались еще до санкций и возвращения Крыма в лоно России,а может быть потому, что кризис в экономике здорово сказался на российском кино : большинство фильмов , которые были сняты за последний год в России, похвастать огромными бюджетами не могут.

Ну те, что показывали на ММКФ — и в рамках конкурсной программы, и в программе российского кино, и особенно в номинации «спепоказы», как говорится, оставили желать лучшего.

С фильма — ремейка «Кавказская пленница» , который как раз и прошел по категории «спецпоказы», зрители стали уходить уже на десяток минуте. Когда картина подошла к своему экватору, из зала потянулись вереницы. Известный кинокритик, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей, прокомментировал обозревателю «Мира Новостей» свой выход из зала вполне определенно «Это ужас какой — то, а не ремейк. Редкостная халтура даже для ремейков. В сравнении с ним «Ирония судьбы. Продолжение» — просто шедевр. Но самое главное — даже рядовые, не очень притязательные зрители уходят в возмущении. Потому что они то смотрели фильм Леонида Гайдая, и все помнят как там было иронично, красиво сделано и как тут топорно».

Конкурсный фильм , снятый скандальной, эпатажной, и как говорят, невропатологи и психоневрологи, их пациенткой , Валерией Гай — Германикой,»Да — да» вызвал на пресс — показе интерес и как ни странно, минимум критики, даже сама Валерия этому факту удивилась., что «заряженных ядом стрел» практически не было. Позже стало понятно почему — маститые, саркастичные критики во время показа для прессы еще спали. Зато после ажиотажной премьеры (аккредитованные журналисты и особые категории зрителей буквально давили друг друга, напирая, чтобы не то что сесть, а просто встать в главном зале кинотеатра), выяснилось, что на этот раз от ядовитых стрел будет ой как трудно увернуться!

Известный кинокритик и телеведущий Сергей Шолохов, заметил, что в фильме трэш треш запрягает и трэшом погоняет. А герои — художники, больше похожи на спившихся рабочих разорившегося завода, а не одухотворенных творческих личностей. — Впрочем, я ничего другого и не ждал, так что не особо удивился. Удивило только, насколько люди хотят смотреть не на красоту, а на что — то уж совсем запредельное.

Председатель жюри критики, президент Гильдии кинокритиков России Андрей Шемякин, выходил из зала настолько ошеломленным и подавленным, что я понял, спрашивать у него мнение о фильме будет настоящим бессердечием. Но репортерское нутро взяло верх над жалостью.

— Знаете, я этот фильм не рекомендовал бы смотреть людям со слабой психикой, и вообще неравнодушным людям. Выдержать это могут только безразличные, апатичные люди, с притупленными или вовсе отсутствующим чувством человечности.

Кинокритик и радиоведущий Давид Шнайдеров, с присущим ему сарказмом, заметил, что фильм ему понравился.- Валерия не только не изменяет себе, но и своему особому зрителю, тоже, привыкшему к тому , за что ее любят, и все, за что ее ненавидят: мат, пьяная камера, голые люди, свобода, любовь. Талантливая Валерия, талантливые люди, которые ей помогали. Ну а то, что вышло — то и вышло. Посмотреть и забыть…

Если говорить о самом фильме, то он , конечно о любви. Но такой странной. непонятной.Учительница Саша — девчонка в очках и с дредами. Она сидит перед компьютером, болтает по скайпу и проверяет школьные тетрадки. В тетрадке — пример простого предложения: «Тараканы лижут раны». Учительнице Саше дома плохо, родственники читают ей нотации и запрещают курить. И она идет в ночь к виртуальному приятелю, незнакомцу с ником F5, он же — юный художник Антонин из богемной тусовки. Немытые речи, грязная богема, водка рекой, «художникам можно все, обывателям ничего нельзя — в этом, пожалуй, выражается мораль картины. Но не вся. Начинается любовь. С водкой и черствым хлебом, который любимый подает прямо в постель, и с мочой в стакане, из которого парень пьет..

Один актер, довольно известный, сериальный, смотревший картину, покидая зал в самом конце, вздохнув, заметил. : ну что ж, она предчувствует апокалипсис и бесмысленность жизни.

Вполне возможно , что и кинофестиваль, на котором было много фильмов о любви и смерти, коварстве и жадности, человеческих пороках, действительно предтеча предстоящего конца если не света, то разумной человеческой цивилизации ? Потому что смотришь такие фильмы, и понимаешь — конец света не наступил, а вот разум тех, кто снимает картины и те. кто их приходит смотреть, похоже, уже покинул..
Правда, есть маленькая надежда, что все это только временно. Потому как в конкурсной программе документального кино Россию представляла замечательная режиссер Светлана Стрельникова, снявшая фильм «Кардиополитика» о замечательном человеке, директоре Пермского центра кардиохирургии по фамилии Суханов.И пока есть в стране такие люди, и о них снимают документальное кино, надежда, что еще не все потеряно, пока остается. Жаль, что и найдено тоже не все…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s