Преисполненная самодовольства графомания Сары Кейн по инерции считается «важным» в истории театра драматургическим текстом, хотя формальных признаков «драматургии» в этом потоке сознания и в микроскоп не просматривается, а из завалов аналогичных, порой и получше качеством бесталанных графоманских излияний «4.48. Психоз» выделяется разве что тем, что как правило авторых подобных сочинений — невзирая на гнетущую их обстановку при фашистском капитализме, пошлости обществе потребления, неизбежно присущем ему бесконечном насилии над меньшинствами и военной агрессией против более слабых стран — живут в этом самом обществе и потребляют его всевозможные блага долго, благополучно, беззастенчиво и с удовольствием; сытно кушают в дорогих ресторанах, порхают по фестивалям и без отрыва от критики загнивающей западной цивилизации меняют сексуальных партнеров; а Сара Кейн взяла вот и действительно в 28 лет с собой покончила — не так уж мало, коль на то пошло, пожила, довольно долго мучилась, но все-таки вот так расквиталась с окружающей западной бездуховностью. Собственно, если б не покончила, то и никому бы ее «Психоз» не понадобился, а так — эпохальное высказывание получилось. Необычайно популярное, востребованное театральной практикой. Вот совсем недавно этот текст довелось послушать в рамках перформанса «СЛОН», разыгранного на настоящей стройке молодыми артистами «Мастерской Дмитрия Брусникина» под шумовое сопровождение и перетаскивание железных скоб из одной, хаотичной кучки, в другую, геометрически структурированную:

Александр Зельдович тоже пытается «пьесу» Кейн структурировать. Вернее, он утверждает на словах, что она, при том, что на первый взгляд как есть нерасчлененный поток сознания, уже изначально «жестко структурирована» автором, и с этой точки зрения сопоставима со стихами Пауля Целана. Тем не менее вопреки сложившейся традиции — о чем и сам Зельдович говорит — ставить «Психоз» как женский монолог или как «камерный спектакль», он предлагает, отталкиваясь от все того же навязшего в зубах, а по большому счету успевшего за пару десятков лет жутко устареть, превратиться в затхлую архаику (при том что для постановке выполнен новый перевод) произведения развернутое, и можно даже сказать «роскошное» — это уже сугубо в духе «Электротеатра» — мультимедийное шоу. А вот насколько у него это получается — лучше оценивать зрителям. Во время пресс-конференции, посвященной премьере спектакля, художественный руководитель Электротеатра Станиславского Борис Юхананов и режиссер спектакля Александр Зельдович долго и много говорили о работе над постановкой, но главный секрет так и не раскрыли. А он заключается в том, что актеры (играют в нем все женщины), настолько вжились в свои роли, что невольно задаешься вопросом — а не тронулись ли они во время долгих и упорных репетиций, умом. Если внимательно смотреть спектакль, то искушенному зрителю становится понятно, что на самом деле актрисы просто великолепно играют свои роли.

Кстати, среди зрителей на премьере оказался известный российский писатель Виктор Ерофеев, который в разговоре с обозревателем «Мира Новостей» восторженно отозвался о режиссуре, сценографии, игре актеров. И только переводом пьесы на русский язык остался не очень доволен, посчитав его излишне вольным.

Андрей Дмитриев

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s