Юлдуз Усманова: Я как зверь, которого выпустили из клетки

Накануне своего юбилейного концерта в Москве звезда узбекской сцены, легендарная Юлдуз Усманова дала большое эксклюзивное интервью, в котором впервые рассказала о том, как ей жилось во времена «немилости», чем она занималась в изгнании и какие чувства испытала, когда вновь вернулась на родину.

Ваши песни настолько сильно затрагивают души людей, что на концертах многие зрители плачут от нахлынувших эмоций. А какие вы испытываете эмоции, когда исполняете свои песни?

Я вам больше скажу: даже в Голландии, не зная языка, эти высокие и холодные европейцы, так сказать северные люди, даже они плакали, когда я пела песню «Дуньё». Их тронуло моё душевное исполнение. Честно скажу, когда пою, я забываюсь, я живу в песне, переживаю эти моменты. И я не пою песню только ради того, чтобы получить аплодисменты. Хотя бывают моменты, когда во время концерта я прошу зрителей аплодировать, чтобы зарядить и меня, и себя. Люди приходят на концерты ради песен, ради тех эмоций, которые я дарю им со сцены. Я понимаю, что они от меня это ждут, и отдаю эти эмоции, свои внутренние чувства. Чаще всего забываюсь на сцене и всегда чувствую: вот-вот – и у меня хлынут слезы. Потому что живу теми же чувствами, про которые пою.

Часто ли вы сами плакали на своих концертах?

Конечно! Есть песни о справедливости, о жизни – они обо мне, о моей судьбе. Наши бывшие политики проводили эксперименты: выживет ли она? Они про меня чего только не говорили: она из пепла возрождается. Поверьте, мне это все от Всевышнего. Аллах дал, и, пока он не отберёт, никто не отберёт. Но то, что я пережила… Я же тоже человек. Мне тоже иногда бывает больно. И я тоже плачу. И на концертах бывает, потому что это я и мои проблемы.

Юлдуз, 13 ноября вы дадите в Москве юбилейный концерт. Расскажите, что представляет собой программа Men seni sevaman? Чего ждать вашим поклонникам на этом концерте?

Само за себя название программы говорит: «Я люблю тебя»! Это можно очень широко понять. Сегодня и в жизни, и в семье или на работе многим людям не хватает внимания и любви. Хочу сказать всем людям: «Men seni sevaman! Я тебя люблю!» и подарить свою любовь. Очень мудрые слова, что любовь не имеет возраста и ей неподвластны расстояния. Хочу, чтобы люди любили друг друга, верили в сегодняшний и завтрашний день, не забывали свою семью, детей, друзей – вне зависимости от того, сколько им лет и где они находятся. На своем концерте я исполню песни о любви в самом её широком понимании: к своему ближнему, Всевышнему, к жизни…

Вы – народная артистка, чьи альбомы издавались в Германии, США, Англии, Турции, Голландии и других странах. Как вы ощущаете народную любовь? Помогает она вам по жизни?

Всегда помогала и сейчас помогает. Когда в прошлом у меня были большие проблемы с политиками – я имею в виду правительство Каримова, из-за которого в общей сложности я семнадцать лет была в запрете, – меня очень сильно поддержала именно народная любовь и моя вера в справедливость и во Всевышнего, который дал мне любовь, силу, веру и талант. За мной всегда стоял народ – не тот, кто в интернетах сидит и пишет злобные, язвительные комментарии, а те простые, добрые люди, которые работают, живут своими радостями или проблемами, приходит на мои концерты. Я всегда ощущала эту народную поддержку, она и дает мне силы.  О своих поступках я никогда не сожалела.

Как вы относитесь к наградам, к званиям?

У меня очень много медалей, но я не надеваю их. Меня спрашивают: «Почему не надеваешь?» А зачем? Слава Аллаху, слава Богу, что народ признал, государство наградило, ну и хватит.  Зачем это выпячивать? Для меня самое главное, чтобы была моя работа, чтобы любовь народа не исчерпалась, чтобы кусок хлеба в доме был – вот этого достаточно.

Одна из ваших новых песен – «Королева». Как вы относитесь к титулу, когда про вас говорят «Королева узбекской эстрады»?

Лет пятнадцать тому назад я бы, наверное, прыгала от счастья. Но этот титул мне «пришили», когда у меня был уже третий по счету запрет на работу в Узбектстане, и я семь лет на тот момент прожила в Турции. Как говорится, без меня меня «короновали». Когда я вернулась на родину, конечно, это была не моя победа, это была победа народа. Когда на мои выступления наложили запрет, я уехала в Турцию. Не отчаялась: работала и на деньги с концертов записывала новые песни, завоевывала публику выступлениями, получала взамен их любовь и внимание. Потом был большой подъем, выросли мои гонорары, но до этого мне приходилось много работать. Но я не хочу про эти трудности вспоминать, никогда никому о них не говорила и не хочу говорить. Ну а то, что «короновали», – это приятно все, но я стараюсь внимания не обращать. Понимаете, говорят «король», «королева эстрады», «император эстрады». А смотришь, за душой ничего нет. Сегодня нет, а завтра и не вспомнят, но зато титул есть. Мне этот титул не нужен, я просто хочу любви народа и правильно ему служить. И в песнях, и в жизни публику не обманывать.

После переезда в Стамбул вы построили успешную карьеру в Турции, записав два альбома İnadım и Dünya. В последний вошли дуэты с турецкими звездами Фатих Эркоч, Левент Юксел и Яшар. Расскажите про свою жизнь в Турции!

Из Узбекистана мы второпях уехали, чтобы нам ещё хуже не сделали. Оставили всё, что у нас было, и уехали в Турцию. И мне пришлось там жить на то, что у меня было на руках. А там было немного. Да, может, у меня и был пустой холодильник, но я могла спокойно дышать и жить. До этого я была страшным шопоголиком, а новая жизнь перевоспитала меня, выучила, вылечила. И я в новой для себя стране, конечно, много интересного пережила. В первую очередь я старалась заработать денег и учила язык. Сердар Ортач приезжал ко мне на концерты. В Европу приезжал ко мне, мы дружили. Знала Ибрагима Татлисаза, но я ни к кому не стучалась. Они мои друзья, вот и все. О своей сложной ситуации я старалась ни с кем не делиться. Мы с мужем пережили эти моменты. А потом мы начали первый альбом записывать. Учила язык, выезжала с концертами на свадьбы – в Казахстан, в Среднюю Азию, Россию. Работала, собирала деньги и писала альбом.

Спустя 11 лет изгнания вы впервые вышли на сцену дворца Истиклол в Ташкенте. Какие были ощущения вновь выступать на своей родине?

Перед первым концертом в Ташкенте я не до конца еще верила, что этот момент наконец-то наступил. Я вообще думала, что это никогда не закончится. У меня даже не радость была, у меня страх был. Мне все время хотелось опять в клетку зайти. Когда животное долго в клетке держат, а потом дают свободу – животному страшно выходить из клетки. Поверьте мне, что за столько лет я уже сама уверовала, что ничего не изменится и политики, которые не любят таких, как я, тоже останутся на своих местах. Но, слава Аллаху, я благодарна судьбе, что сегодня президент страны – здравомыслящий человек. И это я говорю не из-за того, что Шавкат Мирзиёев сейчас президент, он и ранее мне помогал.

Можно узнать об этом более подробно?

Будучи премьер-министром при Каримове, он рискнул помочь мне – а мог из-за этого работы лишиться. Тогда я выпустила новый альбом и хотела сделать его презентацию в Ташкенте, в одном из ресторанов. Но за три дня до мероприятия я узнала, что его запретили проводить. Об этом узнала Саида, дочь Шавката Мирзиёева, рассказала о ситуации папе. «Если народ ее любит, зачем все время препятствовать, дайте ей дорогу, пусть она выпустит альбом», – были слова Шавката Мирзиёева. В этой непростой ситуации взять весь удар на себя, рискнуть карьерой мог только смелый, очень понимающий человек. Я его так зауважала: мужественный поступок он совершил. Этим поступком он продемонстрировал, что он любит искусство и людей любит, а еще он за справедливость.

Надолго запомнили свой первый концерт в Ташкенте?

Знаете, я долго потом к свободе привыкала. Боже мой, мне нужно было время. И когда я вновь вышла на сцену в Ташкенте, вы не поверите… Мне сейчас трудно обо всем этом говорить – ком в горле, слезы наворачиваются… Я пела первую песню, а внутри себя ревела. Ревела так, что душа разрывалась. Вы это можете понять? И народ, люди тоже плакали. От радости плакали. Такие ощущения были. Это счастье, такой вкус победы, наверное… После всех трудностей, то, что выжили, дождались. Все это я пережила, и мне было больно на все это смотреть и в то же время радостно. Страх еще долго не покидал меня. Боялась, что опять мне придется воевать с дураками, да. Но, слава Аллаху, сейчас пока всё ровно. И до этого никогда не было, чтобы артистам за его выступление на правительственных концертах гонорар платили, – сейчас это есть. Понимаете, насколько изменилась ситуация? Так во всем цивилизованном мире происходит, и у нас так стало.

В ноябре в Москве у вас будет, пожалуй, самый большой ваш концерт. Какие ощущения у вас сейчас? Ждете эту встречу?

Конечно, у меня есть волнение. В Москве я не первый год даю концерты, и сейчас это будет, конечно же, большой концерт. Меня радует это. Всё больше и больше. Но, признаюсь, открыто радоваться мне страшно: боюсь, вот так вам скажу. Боюсь сглазить, боюсь потерять… А кто из артистов не волнуется? Мы же по кирпичикам собираем свой авторитет, свою любовь. Вот эту империю, да и, как вы говорите, королевство. Поэтому каждый слушатель для меня – это родной человек, это как моя семья. Ценю каждого зрителя. Скажу вам так: дома я готовлюсь дать концерт на 25 человек, и тоже волнительно.

Марк Камтаринов

Фото из личного архива Юлдуз Усмановой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: